Книги, говорящие правду



Номинант конкурса

Книги, говорящие правду

Книги, говорящие правду

Мария Порядина написала в одной из рецензий: «…показывать читателю-подростку правду — нужно, обязательно нужно. Потому что дети наши растут не в оранжерее, не в башне из слоновой кости, а в довольно-таки непредсказуемом мире, который может оказаться и прекрасным, и ужасным, причём у взрослых, ответственных за детей, нет возможности предостеречь ребёнка «от всего». Радетели согласились с известным литературным критиком и решили обсудить «тяжёлую» подростковую прозу – книги о проблемах и трагедиях людей самого трудного возраста…
Радетели со стажем вспоминали, что раньше ТАКОЙ литературы было очень мало. То есть подростковая проза была, но в ней чаще всего подростки выглядели такими, какими хотели их видеть взрослые. Когда появилась повесть «Чучело» - сколько было обвинений в "очернительстве"! Кстати, по признанию некоторых школьников, «Чучело» - «детский сад» по сравнению с тем, что происходит сегодня… В наши дни «откровенной» литературы о подростках не много, но достаточно. Причём, и это очень радует, книги не только переводятся, но и создаются у нас в отечестве (Пономарёвы, Мурашова, Веркин). Такие книги могут очень много дать и детям и взрослым.
Начнём со взрослых. Да, читать такие вещи невероятно мучительно. И хочется сунуть голову в песок, сказав себе: ничего этого нет. Но ведь есть же! Подростковый возраст – возраст слепоты, глухоты и неизбежной жестокости. Откуда в ребятах из вполне благополучных семей взялось вдруг столько жестокости – и они зверски избили своего товарища, оставив потом одного в лесу? Об этом размышляет, долго и тягостно, жертва избиения – шведский подросток Кимме из повести Касты «Притворяясь мёртвым».
Взрослые просто не знают (если, конечно, уделяют внимание таким вопросам), куда можно вмешаться, куда – нельзя, с чем можно бороться, а на что просто закрыть глаза… Мы почти всегда беспомощны, когда сталкиваемся с ситуацией травли и издевательств в классе. Такой, как, например, в повести Анники Тор «Правда или последствия». Девочка Нора ради того, чтобы попасть в популярную стаю, чтобы ни в коем случае не превратиться в «белую ворону», идёт на воровство, ложь и подлое предательство. Вправе ли мы осуждать девочку? Пусть взрослые не спешат и вспомнят себя в этом возрасте, как они выживали в своей стае… А Нора сама себя осуждает, книга написана в форме исповеди, в которой постоянно повторяется вопрос: «Простит ли она меня когда-нибудь?». Это очень ценно…
Радетелям очень повезло: на этот раз среди них были психологи, которые рассказали, что родители часто пытаются вписать своего ребёнка в рамки ожиданий. Ребёнок, зная, что его всё равно не услышат, надевает соответствующую маску… Книги дают взрослым возможность заглянуть под маску, почувствовать и услышать ребёнка, ощутить скрытые глубоко внутри переживания, невысказанные и от того ещё более мучительные.
Подросток противоречив. Всем своим видом заявляет: не трогайте меня! И в то же время страдает от того, что никто его «не трогает». Как Бенджи из повести Джеймса «Грязный лгун». Главным его желанием, казалось бы, является, чтобы отец отстал со своими нравоучениями. Но так ли это? Глубоко внутри живёт воспоминание о случившемся в доме матери-алкоголички, после чего мальчик стыдится быть собой, считая себя ничтожеством, никем. Отец не хочет слышать безмолвный крик сына, ему страшно и… стыдно. Ниточку в бездну одинокого отчаяния протягивает мальчику неожиданный человек – мачеха, которая не побоялась выслушать, войти в зону тени, где обитал Бенджи. Такие книги заставляют взрослого уяснить себе, что он, именно он, может стать для какого-то несчастного (не обязательно своего ребёнка) той самой спасительной ниточкой, волосиночкой…
А подросток, читая подобные книги, понимает вдруг, что шанс есть и у него. Шанс быть услышанным и понятым – только надо найти того, кто выслушает, и назвать всё с тобой происходящее словами. Важно найти и того, кто хотя бы слегка подтолкнёт, помогая ПРОБИТЬСЯ К СЕБЕ, выкарабкаться из самой жуткой жизненной ситуации. Как произошло это с Оскаром из повести Сандена «Анна д'Арк». Неприкасаемый, пустое место для одноклассников, мишень для жестоких издевательств у горстки бандитов-старшеклассников – ребёнок, привыкший к ежедневному психологическому и физическому унижению (учебник под ремень – чтобы не повредили внутренние органы, когда будут бить), уже почти решивший покончить со всем этим ужасом с помощью снотворных таблеток. Но вот школьный библиотекарь уговорила принять участие в литературном конкурсе, а девочка Анна, та самая Анна, обратилась с просьбой, заговорила с ним. Но это лишь лёгкие толчки. Путь к себе очень тяжёл в страшном мире, каким рисует его Санден. В «Анне д'Арк», как и в «Грязном лгуне», особенно отчётливо звучит мотив жестокости подросткового мира как кривого зеркала мира взрослых, где сильный унижает слабого, но всё прикрыто ложным блеском. Чистые сердцем герои ни за что не хотят превращаться в этих ужасных взрослых, лицемеров и потребителей. Холдены Колфилды будут всегда, слава Богу…
Однако взросление неизбежно. И взрослых приходится понимать. Саймон из «Мучных младенцев» Файн после нелепого (лишь на первый взгляд) педагогического эксперимента – «ухаживания» за мешочками с мукой весом с младенца – вдруг отвечает на мучавший его с детства вопрос о том, почему отец бросил его в шестимесячном возрасте. Отвечает и отпускает ситуацию. Взрослеет и смелая девочка Янис из повести Мёллер «Я – Янис», которая, обретя друга в лице чудаковатой старушки Глории и потеряв её (Глория умирает), перестаёт сердиться на попавшего в дурную компанию старшего брата, отвратительного вожака этой компании Адидаса (он никому не нужен, оказывается) и даже на ушедшего из семьи отца. Всё пережитое словно перетекает в запасы понимания, которых девочке должно хватить надолго.
Стало быть, обо всём можно говорить с подростком в книгах? Никаких запретных тем? Расхожая фраза: можно говорить обо всём, весь вопрос в том – как? Хорошо. Тогда ответьте, пожалуйста, на простой вопрос. Вы дадите вашей 14-16-летней дочери небольшую повесть Беаты Терезы Ханики «Скажи, Красная Шапочка»? Об этой книге много спорят, причём прогрессивное библиотечно-книжное сообщество доказывает, что подростку будет полезно узнать, что «в жизни бывает и так», что нельзя молчать, что бы с тобой ни случилось. Книга хорошо написана – с этим радетели и не спорят. Но, если она у взрослого человека оставляет «гадкий осадок» - что же будет с ребёнком? Наши психологи считают, что изображённый в повести кризис личности аномален. Зачем же «садить это ребёнку в голову, когда в его жизни этого нет» (Кто знает, о чём книга – поймёт)? Книга – для родителей и психологов. Возможно, для людей, переживших нечто подобное. Но и это под вопросом.
«Скажи, Красная Шапочка» - крайний случай. В целом же с рекомендацией подобных книг подросткам мы всегда ходим по лезвию бритвы. Здесь очень важно не навредить! Но и лишать их из-за этой боязни таких книг тоже нельзя. Хотя бы для того, чтобы они научились сопереживать белым воронам и изгоям, понимать, что есть на свете тот, кто непременно выслушает и поможет. Ведь, согласитесь, мало кто из оказавшихся в тяжёлой ситуации подростков попадает на приём к психологу и получает квалифицированную помощь...